Санкт-Петербург
Единая информационно-справочная служба
+7(812) 363-11-22
ПН-ПТ: с 8 до 20 | СБ: с 9 до 18
Приемное отделение
+7(812) 559-95-95
Скорая помощь
+7(812) 559-03-39
 
 
 
 
Общее
Скорая помощь
Приемное отделение
Реабилитация, физиотерапия и восстановительное лечение
Служба крови
Судебно-медицинская экспертиза
Профилактическая дезинфекция
Поликлиника
О поликлинике
Акушерство и гинекология
Аллергология и иммунология
Андрология
Гастроэнтерология
Хирургический дневной стационар
Дерматовенерология
Хирургическое отделение
Терапевтическое отделение № 1
Дневной стационар
Кабинет лазерной и радиоволновой медицины
Амбулаторная хирургия
Кабинет сосудистой хирургии и эстетической флебологии
Проктология
Кабинет спортивной медицины
Нефрология
Традиционная медицина
Кабинет инфекционных болезней и иммунопрофилактики
Кардиология
Неврология
Онкология
Оториноларингология
Офтальмология
Пульмонология
Ревматология
Терапевтическое отделение
Травматология и ортопедия
Урология
Хирургия
Эндокринология
Педиатрическое отделение
Процедурный кабинет
Диагностика
Клинико-диагностическая лаборатория
Отдел лучевой диагностики
Ультразвуковая диагностика
Функциональная диагностика
Радиоизотопная диагностика
Рентгенодиагностика
Эндоскопия
Компьютерная томография
Магнитно-резонансная томография
Патолого-анатомическое отделение (лаборатория диагностики онкологических заболеваний)
Стационар
Дерматология
Кардиология
Анестезиология и реанимация
Кардиореанимация и интенсивная терапия
Терапия
Неврология № 1
Оториноларингология
Офтальмология
Гинекология
Урология
Кардиохирургия
Гипербарическая оксигенация (барокамера)
Экстракорпоральная гемокоррекция и фотогемотерапия
Травматология
Хирургия
Рентген-эндоваскулярная хирургия
Кардиотелеметрия
Нейрохирургическая служба
Онкология
Неврология № 2
Центры
Остеопороза (кабинет денситометрии)
Атеросклероза и нарушений липидного обмена
Психосоматической медицины
Здоровья
Маммологии
Респираторной терапии и сомнологии
Сосудистой хирургии
Торакальной хирургии
Гериатрии
Хирургического лечения печени
Лечения заболеваний печени
Хирургии органов эндокринной системы
ЭКО
Реабилитации «Я слышу мир!»
Косметологический кабинет
Высоких технологий в УЗД
Травматологическая служба
Хирургического лечения ожирения
Пластической хирургии
Хирургии мягких тканей
Проктологии
Челюстно-лицевой хирургии
Сурдологии
Галотерапии
Лазерных технологий
Фониатрии
Медицинского сопровождения семьи
Сестринского ухода
Профосмотры и медкомиссии
Центр профпатологии
Профпатологическое отделение стационара
Медицинские комиссии
Поликлиническое отделение профпатологии
Профосмотры
Психофизиологическая лаборатория

Валдайский филиал КБ № 122

Конференции в Клинической больнице № 122




Как выбрать метод лечения рака предстательной железы

26.04.2018
Рак предстательной железы (РПЖ) у мужчин в структуре смертности от злокачественных новообразований составляет 7,6%, а частота заболеваемости — почти 15%. Но специалисты спорят, лечить ли этот рак, как лечить и проводить ли скрининг (тест ПСА). Почему это происходит, рассказывает Виктор Горелов, руководитель Центра брахитерапии Клинической больницы № 122 им.Л.Г.Соколова.

Виктор Павлович, смертность от РПЖ в Петербурге остается высокой. А в медицинском мире уже не первый год продолжаются дискуссии на тему «лечить или не лечить рак предстательной железы», а также действительно ли необходим скрининг для мужчин — исследование ПСА.

— Можно сколько угодно дискутировать и неоднозначно относиться как скринингу, так и к лечению РПЖ, а в США тест ПСА существенно снизил смертность от рака простаты. Но там его проводят в масштабах всей страны и в строго определенных возрастных границах. И у нас приказом Минздрава предписано всем мужчинам от 50 до 70 лет раз в год исследовать ПСА. Только этим рекомендациям не всегда и не везде следуют, поэтому у нас около трети пациентов обращаются к врачу с уже распространенным раком, когда ждать больших успехов в лечении невозможно. И наоборот, в поликлиниках часто это исследование назначается без показаний, что чревато гипердиагностикой.

Ограничения по возрасту в рекомендациях неслучайны: РПЖ - болезнь пожилых. Как исключение из правил, у меня был пациент в возрасте 37 лет, появляются 1-2 человека в год в возрасте 42-45 лет. Но средний возраст заболевших — 68-70 лет.

Мы недавно прооперировали 42-летнего мужчину, который нашел у себя рак после теста ПСА. Зачем он его делал, непонятно — не было оснований: ни характерных жалоб, никаких проявлений болезни. Скорее всего, он узнал бы, что у него рак предстательной железы лет через 10 и за это время с ним ничего бы не случилось — это медленно развивающаяся опухоль. То есть не зря называется во всех рекомендациях нижняя планка 50 лет, если нет факторов риска. Верхняя планка ограничена 70 годами, потому что проводить скрининг людям более старшего возраста бессмысленно - если у них нет характерных жалоб, и их ничего не беспокоит, не надо каждый год сдавать ПСА и ждать появления рака: у мужчин старше 80 лет он появляется в 80% случаев, и его можно считать хроническим заболеванием. У пожилых людей он развивается так медленно, что в результате человек проживет отмерянный ему срок и умрет вовсе не от рака предстательной железы. То есть скрининг ПСА необходимо проводить разумно, не надо дискредитировать этот метод диагностики.

Но если пациент обследовался и узнал о том, что у него рак, ему сложно отказаться от лечения — страшный диагноз есть, а его не лечат.

— Когда у пациента появляется диагноз, он попадает в этакий медицинский водоворот. И дело даже не в многочисленных обследованиях, перед ним стоит выбор — лечиться или не лечиться, а если лечиться, то как. Когда я общаюсь с пожилым пациентом, у которого выявлен рак низкого риска, то я часто предлагаю воздержаться от радикального лечения и остаться под постоянным наблюдением специалиста. То есть вопрос «лечить или не лечить» в каждом случае решается индивидуально. Хотя в отношении молодых мужчин это наблюдение не всегда выглядит рационально: впереди большая жизнь и человек хочет обезопасить себя, чтобы не оказаться через несколько лет с запущенной стадией рака. Тем более что существуют методы щадящего лечения, которые позволяют это сделать с минимумом ограничений и минимумом осложнений.

Какой метод лечения предстательной железы можно назвать самым современным или предпочтительным в лечении этого заболевания?

— Сейчас на уровне национальных рекомендаций (российских, европейских, американских) используются три метода лечения рака предстательной железы с доказанной эффективностью: брахитерапия, радикальное хирургическое удаление предстательной железы (простатэктомия) и высокодозная дистанционная лучевая терапия. При локализованном раке низкой степени риска рецидива они абсолютно одинаковы по эффективности. Только брахитерапия наиболее щадящий метод лечения. Выбирают ее потому, что она позволяет человеку сохранять привычный ритм жизни: после того, как мы устанавливаем пациенту источники излучение, он иногда задает нам вопрос: «А вы точно что-то сделали?». Нет общего наркоза, процедура длится не более часа, нарушения целостности тканей минимальны, реабилитационный период короткий, ограничения в образе жизни есть, но сними можно смириться.

Тогда, что такое собственно брахитерапия? С одной стороны, это облучение, то есть лучевая терапия, с другой, ее называют операцией.

— Брахитерапия — это щадящая операция, в ходе которой в орган, пораженный злокачественной опухолью вводятся источники радиоактивного излучения. В урологии — для лечения рака предстательной железы может использоваться и высокодозная брахитерапия, а мы применяем именно низкодозную, при которой источники излучения (титановые капсулы размером 8 мм, внутри которых находится изотоп йода-125) остаются в органе навсегда. Они работают в нем не более двух лет, прицельно уничтожая опухоль при минимальном повреждении здоровых тканей. С 2007 года, когда мы только начинали заниматься брахитерапией, пользовались немецкими микроисточниками компании «ECKERT&Ziegler ». Это европейский лидер по изготовлению источников излучения на основе йод-125 для брахитерапии рака предстательной железы. А с 2014 года российская компания «БЕБИГ» локализовала производство в Дубне и производит источники уже у нас на условиях полного цикла.

Специалисты нашего центра учились в Германии, там брахитерапию называют офисной операцией, а клиники брахитерапии могут располагаться в обычных офисных центрах: приходит пациент, ему выполнили имплантацию и в этот же день отпустили домой.

Вы говорите, что брахитерапия рекомендована пациентам с минимальным риском развития рецидива? Что означает «минимальный риск»?

— Существует три группы риска развития рецидива. Они определяются следующими критериями: уровень простатического специфического антигена (ПСА), стадия опухолевого процесса, степень злокачественности опухоли. Соответственно, мы делим пациентов на группы низкого, промежуточного и высокого риска развития рецидива.

Брахитерапия показана тем, у кого опухоль не вышла за пределы предстательной железы?

— Показана она многим, как и два других метода, но мы рассказываем пациенту обо всех и объясняем в чем их отличия, плюсы и минусы. После наших объяснений он принимает решение. Когда готовим пациента к радикальной простатектомии (хирургическому удалению предстательной железы), мы всегда предупреждаем его о возможном риске недержания мочи и возможном развитии эректильной дисфункции. После брахитерапии риск недержания мочи минимален, а нарушение эректильной функции хоть и случаются, но гораздо реже, чем после хирургического лечения. Наша статистика говорит о том, что чем моложе пациент и чем меньше у него жалоб, связанных с половой функцией, тем выше вероятность сохранить ее после брахитерапии. То есть ее качество сохраняется в зависимости от возраста и исходных показателей.

Почему пациент с низким риском рецидива и неагрессивной опухолью не может выбирать только малотравматичную брахитерапию?

— Все зависит от индивидуальных особенностей. Например, опухоль может быть маленькой, а сама предстательная железа — большой (с возрастом у мужчины еще формируется и доброкачественная гиперплазия предстательной железы, в народе ее называют аденомой простаты). Это заболевание, при котором простата разрастается и нарушается процесс мочеиспускания. Мы отказываем в брахитерапии пациентам с выраженной ДГПЖ, большим объёмом предстательной железы и низким качеством мочеиспускания. Для таких мужчин методом выбора является радикальная простатэктомия - для них это возможность избавиться сразу от двух заболеваний.

Группа пациентов с умеренным или так называемым промежуточным риском — очень неоднородная, поэтому для них используется индивидуальный подход. В одних случаях мы выполняем брахитерапию, в других — рекомендуем другие методы лечения.

У пациентов с запущенными опухолями, а значит, и с высоким риском развития рецидива нет шансов избежать хирургического лечения?

— Пациентам с агрессивными опухолями мы не можем предложить обычную брахитерапию. Однако в Петербурге мы первыми начали использовать так называемую сочетанную лучевую терапию. Мы сотрудничаем со специалистами Российского научного центра радиологии и хирургических технологий им. Гранова (РНЦРХТ). У них пациент на линейном ускорителе получает дистанционное облучение предстательной железы, окружающей жировой клетчатки и лимфатических узлов. А потом уже мы подводим максимально возможную дозу излучения внутрь органа, потому что дистанционно такую дозу невозможно подвести через кожу, мочевой пузырь, окружающие органы — каждый из них имеет свой предел лучевой нагрузки. В мире такой комбинированный подход признается одним из самых эффективных способов лечения рака предстательной железы высокого риска.

Центру брахитерапии в Клинической больнице №122 исполнилось уже 10 лет. Сколько человек вы пролечили этим методом и что делаете, когда у ваших пациентов развивается рецидив?

— За эти годы мы выполнили почти 2000 операций. Но не количество определяет качество. Мы замкнули на себе весь цикл ведения пациента, от ранней диагностики заболевания и предоперационного обследования до лечения (это может быть брахитерапия, радикальная хирургическая операция, медикаментозное лечение) и последующего наблюдения. Кроме того, после лечения мы стараемся не «отпускать» наших пациентов. Собираем информацию по телефону, приглашаем на осмотр, проводим контрольные обследования. Если возникают осложнения, лечим.

Даже самые эффективные методы лечения не дают 100-процентный результат, от рецидива никто не застрахован. Нужно своевременно его диагностировать и подобрать правильное лечение. У нас есть опыт проведения повторной имплантации источников при развитии рецидива, девятнадцати пациентам мы выполнили радикальную простатэктомию. Очень хорошие результаты — при применении дистанционной лучевой терапии рецидива рака предстательной железы, как я уже говорил, мы обычно направляем пациентов в РНЦРХТ. Для некоторых достаточно только медикаментозного лечения.

Виктор Павлович, вы впервые использовали брахитерапию для лечения рака поджелудочной железы и рака прямой кишки. Как вы считаете, сможет ли этот щадящий метод лечения использоваться в лечении злокачественных новообразований не только предстательной железы, но и этих органов?

— На основании двух операций пока сложно делать обобщения. Кроме того, нужно наблюдать пациентов, которым мы выполнили брахитерапию на поджелудочной железе и прямой кишке. Им мы точно помогли, но пока только в рамках клинических исследований. Чтобы метод вошел в практику лечения злокачественных новообразований этих органов, должно пройти немало времени.

Сейчас в России многие коллеги-урологи работают с изобретенными вами приставками для выполнения брахитерапии под контролем компьютерной томографии. Какие еще разработки ведутся в это области?

- Патент на нашу приставку, с помощью которой делаем брахитерапию, мы получили в 2011 году. Это устройство позволяет проводить прицельную биопсию предстательной железы и высокоточную имплантацию радиоактивных микроисточников под контролем компьютерного томографа. Важно и то, что приставка, разработанная нами, производится в Петербурге, она намного дешевле и доступнее заграничных устройств для выполнения брахитерапии. В общей сложности сотрудники нашего центра получили 7 патентов РФ на изобретение, это не только оборудование, но и оригинальные методы диагностики и лечения. Например, операция по профилактике расстройств мочеиспускания у пациентов со злокачественными опухолями предстательной железы.

Над чем вы работаете сейчас?

— Над так называемой Fusion-биопсией, основанной на совмещении изображения МРТ с КТ и позволяющей повысить точность диагностики. С помощью МРТ, как наиболее точного метода визуализации опухолевых очагов, мы можем получать гистологический материал именно из патологического очага предстательной железы. Эта методика сейчас набирает обороты, но отечественного оборудования и программного обеспечения для ее использования нет, а зарубежное очень дорогое. Вместе с коллегами из университета ИТМО мы работаем над созданием собственной программы, которая позволит выполнять биопсию под контролем компьютерной томографии и с использованием диагностических изображений МРТ. Это нам даст точность: мы сможем диагностировать клинически значимый рак и минимизировать частоту выявления латентных опухолей. А затем мы планируем начать использовать эту методику для выполнения фокальной брахитерапии, когда источники излучения будут помещаться только в патологический очаг, а не распределяться по всему органу.

© Доктор Питер


Возврат к списку


Пациентам
Сотрудники
Больница
Наука
Аттестация
Интересное
Анализы он-лайн